Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Замужество Марии Браун

После "Замужества Марии Браун" в БАМе: просто не понял, зачем они все это сделали. Но я не про то. Когда стало ясно, что участникам спектакля совершенно нечего сказать, я стал прокручивать у себя в голове фильм поверх спектакля, благо текст они почти сохранили. Я это кино смотрел несколько раз, но так до конца и не понял. Там есть общая тема - очень-очень немецкая и вряд ли до конца понятная не немцу. О нем наверное нужно бы говорить в паре с "Жестяным Барабаном". И главное, наверное, там: как Фасбиндер эту тему ведет через весь фильм, и то как светится Хана Шигула. А она реально светится, как почему-то светятся только немецкие актрисы. Дитрих, Шигула, а сейчас немецкая турчанка Сибель Кикелли.

Фон Клейст писал сестре: "Непостижимо, как человек может жить без плана на всю свою жизнь." Чем все это закончилось - известно. Утром 20 ноября 1811 года, после ночи любви, проведенной в Постдамской гостинице, Фон Клейст и его подруга Генриетта Вогель, вкусно позавтракали на берегу живописного озера и, согласно обоюдному договору, покончили с собой. В "Замужестве Марии Браун" Мария выменивает материнскую брошку на шелковое платье. Барыга, чью роль исполняет сам Фассбиндер, предлагает ей в нагрузку восемь томов фон Клейста. Платье Марие нужно для работы в баре, куда ходят американские солдаты. От фон Клейста она откажется. Пока.

Мария Браун выходит замуж за Германа, почти в тот же день, когда ее однофамилица обручится с Фюрером. Значит: Ева-Мария. Очень скоро главный германский мужчина и его возлюбленная отправятся вслед за фон Клейстом и Генриеттой Вогель. Герман выживет, вернется с войны, и сразу пропадет в тюрьме почти на десять лет. Мария будет в его отсутствия создавать дом для себя и для Германа. Послевоенную Германию отстраивали женщины. Мужчин осталось очень мало, да и были они сильно пришиблены и запуганы. Знак Германии - Дева. Дева - домостроительница. Мария строит дом, который не нужен ни ей, ни Герману, никому.

Может быть самое важное, что есть фильме, это противостояние черного и белого. Не как добра и зла, хорошего и плохого, а просто как несовместимостей, постоянно чреватых взрывом, взаимным уничтожением. Ключевой момент фильма - диалог Марии и Билла перед тем, как они в первый раз отправятся в постель:
- I am black, you are white.
- I am black, you are white (повторяет).
- No, you are white, I am black.
- Black is better than Brown.

Дева - домостроительница Мария пытается соединить черное и белое. Но мир в котором она живет - это мужской мир, где только черное и белое. Ее ребенок становится "черным ангелом на небесах". Она думает, что она строит мир по собственным правилам, а мужчины, которых она любит, договариваются за ее спиной, как ее поделить, наплевав на ее мир. В конце Германия становится чемпионом мира, а Мария взрывает свой дом, себя и Германа. И в кадре черные портреты - негативные снимки немецких канцлеров. Черное на белое. Белое на черное.

Кошка - Собака (Еще раз про любовь...)

- Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да (Пауза) - Я не могу объяснить. Я все понимаю, я ничего не могу объяснить. Как собака. Кошка-собака. (Пауза) Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да. Тебе попадет, что ты не вернулась? - О какой чепухе мы сейчас говорим? Разве сейчас об этом надо говорить? (Пауза ) Я люблю тебя. (Пауза) Я тебя люблю. А ты меня любишь?

Интересно было бы составить такой сборник первых постельных сцен из разных национальных кинематографов. Первых по времени. Ведь в каждом кино, итальянском, испанском, американском, французском, индийском должно было это случиться в первый раз, когда на экране показали мужчину и женщину, лежащих в постели, которые пусть даже не делают это, все-таки самая первая постельная сцена , а либо вот-вот собираются это сделать, либо только что сделали. Мне кажется, что когда в стране в первый раз выходит фильм, где это показывают, это как бы по значимости как будто оно в первый раз. Для всей страны. Интересно. Ведь у всех наверное по-разному.

Это, кстати, в "Еще раз про любовь..." тоже показано, но символически, в виде ярко светящегося на фоне ночного московского неба здания Университета на Ленгорах. А дальше Доронина и Лазарев лежат в постели, по-видимому голые, хотя ничего, конечно, не видно. И вот этот ужасный текст. Когда смотришь эту сцену в первый раз, немножко неловко. В первый раз все-таки... А от навязчивого ее вопрошания хочется убежать, спрятаться. Ну правда, чего она его так. Чего она меня так?

Почти черный экран. Острый профиль Лазарева. Усталый настороженный взгляд. И ее алебастрово бледное лицо с горящими глазами хищной кошки. "Я тебя люблю. А ты меня любишь?" Удивительный голос. Одновременной очень низкий и очень высокий. И эта потрясающая способность декламировать даже шепотом. Настолько убедительно, что даже веришь, что так бывает. Все таки очень хочется, чтобы эта дурацкая шарманка крутилась долго-долго: "Я тебя люблю. А ты меня любишь?"

Вот так:
Collapse )

Кошка - Собака (Еще раз про любовь...)

- Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да (Пауза) - Я не могу объяснить. Я все понимаю, я ничего не могу объяснить. Как собака. Кошка-собака. (Пауза) Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да. Тебе попадет, что ты не вернулась? - О какой чепухе мы сейчас говорим? Разве сейчас об этом надо говорить? (Пауза ) Я люблю тебя. (Пауза) Я тебя люблю. А ты меня любишь?

Интересно было бы составить такой сборник первых постельных сцен из разных национальных кинематографов. Первых по времени. Ведь в каждом кино, итальянском, испанском, американском, французском, индийском должно было это случиться в первый раз, когда на экране показали мужчину и женщину, лежащих в постели, которые пусть даже не делают это, все-таки самая первая постельная сцена , а либо вот-вот собираются это сделать, либо только что сделали. Мне кажется, что когда в стране в первый раз выходит фильм, где это показывают, это как бы по значимости как будто оно в первый раз. Для всей страны. Интересно. Ведь у всех наверное по-разному.

Это, кстати, в "Еще раз про любовь..." тоже показано, но символически, в виде ярко светящегося на фоне ночного московского неба здания Университета на Ленгорах. А дальше Доронина и Лазарев лежат в постели, по-видимому голые, хотя ничего, конечно, не видно. И вот этот ужасный текст. Когда смотришь эту сцену в первый раз, немножко неловко. В первый раз все-таки... А от навязчивого ее вопрошания хочется убежать, спрятаться. Ну правда, чего она его так. Чего она меня так?

Почти черный экран. Острый профиль Лазарева. Усталый настороженный взгляд. И ее алебастрово бледное лицо с горящими глазами хищной кошки. "Я тебя люблю. А ты меня любишь?" Удивительный голос. Одновременной очень низкий и очень высокий. И эта потрясающая способность декламировать даже шепотом. Настолько убедительно, что даже веришь, что так бывает. Все таки очень хочется, чтобы эта дурацкая шарманка крутилась долго-долго: "Я тебя люблю. А ты меня любишь?"

Вот так:
Collapse )

Hooking Up

Тема раннего подросткового секса живо интересовала меня практически с самого детства.
Вот, например, вчера по радио рассказывали, что недавно, в мужской раздевалке одной из самых дорогих и уважаемых бостонских частных школ была обнаружена пятнадцатилетняя ученица, бравшая по очереди минет у пятерых своих одноклассников. Впоследствии, девочка объяснила администрации, что минеты были её подарком ко дню рождения одного из участников мероприятия.
Пятеро сексуальных хулиганов были изключены из школы, о судьбе юной минетчицы ничего сказано не было. Видимо, она не пострадала.
Решение это, было, на мой взгляд,Collapse )