Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

А если серьезно,

то демократия (по-крайней мере в теории) хороша тем, что общество разделяет с властью ответственность за те решения, которые власть принимает. Поэтому, когда власть решает, что полуавтоматическое оружие, предназначенное специально для того, чтобы убить максимальное количество людей за минимальное время, можно продавать практически на улице без всякой проверки кому угодно, то это на самом деле общее решение. То есть ответственность ложится на тех, кто тут голосует. И если сумасшедшие покупают полуавтоматическое оружие на улице, а потом с удивительной регулярностью расстреливают из него маленьких детей, а власть не в состоянии сделать даже самого элементарного, то всякий американский гражданин становится соучастником детоубийства. И можно сколько угодно благородно возмущаться "людоедским законом Димы Яковлева", но нельзя забывать, что у подданных бывшего нашего отечества есть по-крайней мере та моральная отмазка, что их власть не имеет к ним никакого отношения. Да и вообще она не власть по-большому счету. А те детишки, которых перестреляли в Ньютауне, они, дорогой счастливый обладатель синего паспорта, на твоей совести.

Я совсем не уверен, что в нынешней ситуации любые запретительные меры могут быть хоть сколько-то эффективны. Возможно, что запрет на продажу полуавтоматического оружия и тщательная проверка при покупке спасет в следующие несколько лет 50 детей. Возможно 10. А скорее всего никого. Этого нельзя будет посчитать. Но общество обязано сделать минимальное усилие.

Это вопрос принципа. Иначе, я не понимаю, чем мы гуманнее путинской России.

(no subject)

Вся беда в том, что Обама никакой не мусульманин. Он типичный еврей. Даже странно, что этого никто раньше не заметил. Ну посудите сами:

- трудно сказать, откуда он взялся: его происхождение темно и сомнительно
- у него смешное иностранное имя
- а отчество вообще из анекдотов
- он говорит гладко много и непонятно для простого человека
- он курчавый и какой-то чернявый
- и скользкий
- образованный и не скрывает
- все время хочет чего-то поменять, причем пытается всех убедить, что в лучшую сторону
- а становится только хуже, или во-всяком случае не лучше
- и что он имеет в виду, когда говорит, что будет лучше, тоже не понятно
- никто не знает, что у собаки на уме
- он видит мир совершенно не так , как его видят нормальные люди
- и при этом он умело притворяется совершенно нормальным
- он все время чего-то мухлюет с деньгами
- при этом деньги куда-то деваются
- он социалист (все евреи социалисты)

А еще бОльшая беда в том, что в этой стране он единственный еврей, которого можно ненавидеть за то, что он еврей. Потому что в большинство населения с младенчества вдолблено, что евреев надо любить как раз за это самое. И все стараются. А это не правильно. Это порождает фрейдовский конфликт. Евреи должны быть, чтобы их ненавидеть. Особенно если вокруг все не так, как должно быть, а совсем наоборот. Естественно, если в дурные времена у людей нет евреев, их колбасит вдвойне. Всех волнует, кто виноват, а евреев надо любить! Зато есть президент, который см. выше. Котрый еще с собой притащил в белый дом целую мишпуху. Чтобы в Овальном Офисе справлять свой черный намаз, замешанный на крови христианских младенцев. Но про это тихо, молчок. Мы никому не скажем, что они все евреи. И что Обама среди них Главный Еврей. Он не Еврей! Он Не... Он Анти-Еврей. Он - Гитлер! Вот он кто, на самом деле!

(no subject)

Кооперативное движение, охватившее страну в конце восьмидесятых годов, обещало быстро насытить потребительский рынок качественными и недорогими товарами. Первым из этих товаров стала сумка для эмиграции. Ее шили из плотной полосатой ткани. Сверху она имела две матерчатые ручки, а формой и размером напоминала небольшой дирижабль, из которого сдули воздух. Мы приобрели три такие сумки и каждый день клали туда понемножку. К воскресенью, на которое у нас были намечены проводы, сумки были не заполнены даже на половину. Квартира не разобрана. Нам все казалось: время есть. Мы улетали в среду ранним утром. С едой тогда было плохо. С алкоголем еще хуже. В воскресенье утром я отвез ребенка к теще и остаток дня промотался по городу в поисках продуктов и выпивки.

К вечеру стали собираться гости. Человек пятьдесят гостей. Я даже не знал, что меня все так любят. После первых двух рюмок стало легко и весело. Оказалось, что мне многие по-хорошему завидуют. ММ советовал отказываться от любой работы ниже консультанта в конгрессе. АБ говорил, что вот-вот тут все грохнется и он надеется, что успеет улететь вслед за нами. Просил посодействовать ему на Голосе Америке. Начинающий писатель-фантаст, которого я видел во-второй раз в жизни, подарил свою книжку с надписью: «Счастья и успехов на земле,Collapse )

(no subject)

Кооперативное движение, охватившее страну в конце восьмидесятых годов, обещало быстро насытить потребительский рынок качественными и недорогими товарами. Первым из этих товаров стала сумка для эмиграции. Ее шили из плотной полосатой ткани. Сверху она имела две матерчатые ручки, а формой и размером напоминала небольшой дирижабль, из которого сдули воздух. Мы приобрели три такие сумки и каждый день клали туда понемножку. К воскресенью, на которое у нас были намечены проводы, сумки были не заполнены даже на половину. Квартира не разобрана. Нам все казалось: время есть. Мы улетали в среду ранним утром. С едой тогда было плохо. С алкоголем еще хуже. В воскресенье утром я отвез ребенка к теще и остаток дня промотался по городу в поисках продуктов и выпивки.

К вечеру стали собираться гости. Человек пятьдесят гостей. Я даже не знал, что меня все так любят. После первых двух рюмок стало легко и весело. Оказалось, что мне многие по-хорошему завидуют. ММ советовал отказываться от любой работы ниже консультанта в конгрессе. АБ говорил, что вот-вот тут все грохнется и он надеется, что успеет улететь вслед за нами. Просил посодействовать ему на Голосе Америке. Начинающий писатель-фантаст, которого я видел во-второй раз в жизни, подарил свою книжку с надписью: «Счастья и успехов на земле,Collapse )

(no subject)

Это все что я помню про свой первый пионерский лагерь.

Я стоял вытянув руки по швам и, напрягая детскую шею, громко пел песню «Если друг оказался вдруг…». Один. Без музыкального сопровождения. А весь наш отряд сидел и внимательно меня слушал.

На маленьких детских стульчиках, расставленных в ряд, сидел весь наш отряд. Слева - первая звездочка, справа - вторая. Звездочки были октябрятскими, потому что состояли целиком из октябрят. Но командовали звездочками пионеры. Второй звездочкой командовал я, а первой - моя двоюродная сестра А.

Я попал в октябрятский отряд за маленький рост, а моя двоюродная сестра А - со мной за компанию. У нее была ужасно интересная задница. Она была Collapse )

НА РАБОТЕ И ПОСЛЕ

Я же не могла менять размеры этого каунтэра каждый тайм. А когда я кампэрала на нашей стороне они мне сказали что это не намбэр. Они сами на их стороне отфиксали, но они драпнули зеро а на майнфрэйм это ту мач. А если мы акцептаем нумерик филд, то мы драпаем все. Я не хочу тратить ваш тайм, простите. Это ту мач...

А еще там был такой, Зайнберг, я вам сейчас расскажу. Мы как-то с мужиками у него спрашиваем: "Слушай, Зайнберг, а вот как ты думаешь, в чем смысл жизни?" А он так чего-то засмущался и говорит: "Вы меня это ребята серьезно спрашиваете?" А мы говорим: "Ну чего, серьезно, конечно!" А он так покраснел весь и говорит: "Я ", - говорит-"вообще-то много об этом думал...". Мы говорим:"Ну?". А он говорит: "Я бы хотел с охуительной телкой в космос полететь!"
Видел его недавно. До сих пор в Ниигипрометпроект старшим инженером...

(no subject)

Это я опять отметился.

В те весьма далекие времена, когда я еще был учащимся начальной школы, ванны не принимали, в ванне купались. Может, в Отечестве и до сих пор так говорят - не знаю.

Я купался в ванной один раз в неделю. И хотя ванна у нас была нормальных советских размеров, я был тогда еще такой маленький мальчик, что мог действительно плыть из одного конца в другой. Еще я гонял по поверхности игрушечную лодку. И еще нырял и считал про себя сколько могу продержаться под водой.

А потом появилась импортная хвойная пена, как же она называлась? Бутузан, кажется Бутузан. Румынская или венгерская. Какая-то шутка ходила, про то, как насрали под елкой. Я уже не помню, но она про него. Это было божественно. И правда, и "...лето и Волга -только что нету рыб и пароходов."

Рыбы, впрочем, иногда бывали. Моя бабушка, Циля Осиповна, выстаивала длиннющие очереди в магазине "Океан" и притаскивала огромную авоську, в которой что-то завернутое в целлофан и газеты неприятно шевелилось. Циля Осиповна была маленькая, еще даже меньше меня, а авоська огромная. Не понимаю, как она всю дорогу до дома удерживала то, что рвалось из авоськи на свободу.

Меня посылали в ванную, я наполнял ее холодной водой, а потом папа, обычно это бывал папа , приходил с авоськой, встряхивал ее над ванной и из нее вываливалось три толстых карпа, со светло-жирной чешуей с золотистыми блестками. Один из них немедленно всплывал на поверхность брюхом вверх ("он уснул",- говорила Циля Осиповна), а два других, комфортабельно оборачивались вверх блестящими спинами и начинали описывать медленные круги вдоль эмалированных стенок.

А один раз из авоськи выпал огромный серый сом, размером с хорошую акулу, с печально осмысленной усатой мордой и грустными еврейскими глазами.

Я проводил в ванной весь вечер, пытаясь накормить новых обитателей хлебными крошками, которые они не хотели есть. Если в ванной попадался не очень крупный карп, а одной рукой вытаскивал его из воды, а другой запихивал хлеб в лихорадочно открывающийся и закрывающийся круглый беззубый рот. Когда я отпускал его обратно в воду, он как правило выплевывал содержимое.

Потом родители загоняли меня в постель, а я долго не мог заснуть, потому что мне мешал запах рыбы, которым я весь пропитался.

Утром, перед уходом в школу, я их опять проведывал и очень расстраивался, если за ночь они все уже "заснули" , а когда я возвращался домой на столе стояла фаршированная рыба.

Однажды я раньше чем положено вернулся домой и застал Цилю Осиповну, которая с большим молотком в руках гналась за скользким вертлявым карпом, бойко уползающим от нее на брюхе под холодильник. На кухонном столе в кровавых лужах лежали две обезглавленные рыбьи тушки. Collapse )

(no subject)

Я избегала религиозной и республиканской спермы, опасаясь, что эти черты могут оказаться генетическими

Нет, лучше так:
Вы, батенька, возможно будете прародителем вновь зарождающегося человеческого племени на другой планете! Каждый ваш живчик пойдет в дело! В одном термосе - народ, в двух - нация! А может, наоборот… а я говорю: "Дайте взглянуть хоть краем глаза на этих живчиков". Пристроил шнифт к микроскопу, гляжу. А их видимо-невидимо. Правда, что народ или нация, и каждый живчик в ней - николай николаевич. Надо бы, думаю, по пизде на каждого, но наука еще додумается

«Николая Николаевича» сейчас как то подзабыли. А замечательная была книжка. История амнистированного урки, ставшего спермодонором в советском НИИ. Его сперма оказалось такой прекрасной, что передовые советские учёные решили вывести их неё новый сверхчеловеческий вид, а сам он сделал научную карьеру и женился на первой ниишной красавице.
Здорово она как-то передавала научный пафос шестидесятых, всех этих жутковатых понедельников, которые почему-то начинались не тогда, когда им положено. Там, во время сеанса выделения спермы начальник лаборатории командовал: «Внимание, оргазм!»

А первая цитата, она из статьи одной тётеньки, которая на днях родит (если уже не родила) от спермы, приобретённой через Интернет-магазин. К идее покупки спермы она пришла от хорошей, собственно, жизни В ней были и профессия, и относительная финансовая независимость, и постоянный чувак, вполне готовый к созданию семьи. Не было в ней только настоящей любви и ребёнка
И понимание того, что совместить эти две вещи, в данной её жизненной ситуации нельзя (dating against mating, ну не любила она своего чувака – сердцу ведь не прикажешь), а скоро может сделаться и вовсе невозможно (пресловутые биологические часики тик-так) привели её в организацию «Матери-Одиночки по Собственной Воле».. Походив некоторое время на собрания членов этой организации, она разорвала с чуваком и заказала сперму в спермобанке.

Когда мне было лет 10, я прочитал какой-то переводной фантастический рассказ, о том, что главными людьми будущего будут доноры. Их будет очень немного, у них будет статус кинозвёзд и тётеньки категорически будут рожать только от них. Сюжета рассказа я не помню, но помню, что я тогда здорово задумался: что это означает – быть донором. Механизмы эти я довольно слабо тогда себе представлял, но что то мне в этой карьере ужасно импонировало. И я твёрдо решил, что когда вырасту – стану донором. Эта идея не оставляет меня и до сих пор.

Насколько это сложно? Заходишь в такое специальное спермоместо, проводишь 5 приятных минут с самим собой, потом протягиваешь свою радость в баночке и радостный выходишь с парой лишних баксов в кармане…

Статья, о которой я говорю, она прекрасна. Написано с той истеричной самоиронией и граничащей с неприличностью откровенностью, которая мне так нравится в американских интеллигентных лево-либеральных еврейских девушках полусреднего возраста. Ужасно интересно про выбор донора. «Если бы я и моя подруга по Йэлю (тоже мать-одиночка по собственному выбору) только представили бы себе, что через 20 лет мы будем охотиться за девятнадцатилетней спермой(спермой девятнадцатилетнего), мы бы направили нашу машину с края скалы в пропасть».
Тем не менее, подбирать себе донора, оказывается даже приятно. Юноши, а в доноры принимают только довольно юных людей, (увы мне увы), отвечают на специальные анкеты, которые прилагаются к их физическим параметрам, семейной медицинской истории и SAT scores: «Чтобы вы хотели передать будущей получательнице вашего семени?» «Кем вы себя видите через 20 лет?» Девушки любят shopping. Выбор будущего отца для своего ребёнка, разве это не ultimate shopping experience?

Все продажи по принципу первый пришёл – первый обслужен. Пожалуйста, планируйте заранее, потому что некоторые наши доноры крайне популярны!

Поскольку фотографии доноров не публикуются, девушка звонила секретаршам в офисы по приёму спермы и выспрашивала у них, как какой донор на самом деле выглядит.

А вот, дорогой друг, как на самом деле становятся спермодонором. Этот процесс занимает от 6 недель до 6 месяцев, и во многих случаях тебе придётся оставить много-много-много образцов перед тем как они согласятся тебя принять. И помни, менее 5 процентов желающих в конце-концов….
Интересно, что же они делают с остальными образцами? Неужели просто так выливают? Возмутительно!

Честно говоря, я давно уже не могу решить для себя этот вопрос. Мужчина выделяет некоторое вещество. При помощи этого вещества женщина зачинает ребёнка. При чём, собственно здесь мужчина? В силу своих биологических особенностей женщина будет нужна всегда. А вот мужчина, он как то ирелевантен, что ли. В конце-концов спермы можно заморозить на много сотен лет вперёд.
Причём кого-то одного. И он, этот один, будет отцом всех людей. А так же их дедушкой. И прадедушкой. И так далее

Поскольку большинству наших доноров между 20 и 30, для сопоставления лучше всего присылать фотографию человека этого возраста. Если вы хотите использовать несколько людей в качестве примеров – первое сопоставление бесплатно, каждое последующее – $20.

Кстати, я на само деле считаю, что детей лучше заводить по любви. А если по любви не получается, то лучше может и так.

Ужасно трогательное описание как ребёнка зачинали. Она нарочно скомкала брюки и трусик и бросила их в углу кабинета, вместо того, чтобы повесить на столе. Когда процесс закончился, она прошептала врачу: «Ты всё?»

Вы ответственны за выплату гонорара донору($75) и за предоплату за лабораторную работу по выбору пола ($375). Таким образом общая цена за человекообразец (specimen) $450 за каждого.

Зеркало

«Вот смотри » - говорил мне Н, и рисовал такую картинку:

_________________ 4. Зеркало_______________

1. Иваново Детство_____|_____ 5. Сталкер

2. Андрей Рублёв ______|_______ 6. Ностальгия

3. Солярис ____________|___________ 7. Жертвоприношение

Фильмы Тарковского в хронологическом порядке.
Ну ясно, Иван – Сталкер, тут и там – Зона, и «блаженны нищие духом» к тому же. Только в зеркале всё меняется местами. Правое с левым. И наоборот. Ребёнок засланный взрослыми на вражескую территории. Взрослый в теле ребёнка. Ребёнок в теле взрослого в роли святого Христофора. Взрослый ребёнок на плечах у ребёнка взрослого. Зона ада и зона рая.
Россия снаружи в Рублеве и Россия внутри Ностальгии. К нам пришли, мы пришли.
Возвращение домой в финале Соляриса и поджог дома в финале Жертвоприношения. .
Терехова проводит по зеркалу рукой и видит мать Тарковского. Впрочем, в этой сцене она и есть его мать. Только в молодости.

Н был учителем в одной московской мат школе. У него был совершенно завораживающий голос, как у мхатовского актёра старой школы и пронзительные глаза. В Н постоянно влюблялись матери его учеников – . Они дарили Н дорогие французские одеколоны и часто звонили ему и устраивали скандалы. «Софья Хаймовна!»- кричал Н в трубку. «Умоляю вас, оставьте меня в покое!» Когда Н кричал, жилы на шее вздувались у него, как у Высоцкого.

Бутылка водки на двоих для меня и в двадцать лет было чересчур. У меня кружилась голова, и уже начинало тошнить. Н попытался посадить меня к себе на колени и Collapse )

(no subject)

Оказывается есть в Мексике такой город - Гуанохуато. Он устроен как сырная головка - стоит на горе, а гора вся дырявая. Это потому что в горе тунели и весь транспорт ездит внутри горы, а наружу не вылезает. Зато почти с любой улице можно туда спуститься через сводчатый, как бы пещерный вход. Это если куда надо ехать, но ехать оттуда никуда не надо. Лучше остаться там навсегда. Потому что когда там в церквях звонят колокола, на крыши домов вылезают ушастые собаки и протяжно воют. А в центре города площадь - что-то такое среднее между садом и курзалом. Посреди круглая беседка. В беседке прыгают дети. Играет вечная шарманка, сад смотрит на музакальную шкатулку оперного театра имени Бенито Хуареса и церковь семнадцатого века, мексиканцы достойно прогуливаются вдоль деревьев, и вместо туристского китча в воздухи разлита какая-то удивительная наивность, как будто на дворе весна тринадцатого года, наверное самая лучшая весна в истории человечества, как в стихотворении про когда ещё не воевали с Германией. Если бы вдруг оказалось, что в этой жизни можно посетить ещё всего только один город, я бы пожалуй, выбрал этот. Только не надо об этом никому рассказывать. А то понаедут...