Boris L (borisl) wrote,
Boris L
borisl

Categories:

Complicite: "Shun-Kin"

В ранней юности мне по случаю достался двухтомник Танидзаки. Помнится, я им тогда очень гордился. Из всего этого двухтомника я прочитал половину предисловия и примерно четвертую часть эссе «Похвала Тени». Из эссе я запомнил только про японский туалет. Что он лучше европейского: там всегда хорошо пахнет, и в толчок все проваливается незаметно и бесшумно. Потому что толчок сделан из лакированного дерева, как палехская шкатулка. И в этом есть какая-то японская национальная идея.

Сейчас, задним числом, мне кажется, что это вполне могло бы стать национальной идеей и для постсоветской России тоже. А то у них там вместо нее все пидорасы да пидорасы. А вполне могли бы понаделать в Палехе деревянных толчков, разукрасить их картинами воспевающими спорт и семейные ценности и установить на Олимпийский объектах в городе Сочи. Что хорошо для Японии, хорошо и для России. Спиздили же у них когда-то матрешек, и до сих пор всем нравится.

Но я отвлекся. Я вспомнил про Танидзаки, потому что пошел в Линкольн – Центр на спектакль «Шун-кин», поставленном по его новелле лондонской группой Complicite, вместе с японскими артистами. Играют они, разумеется, по-японски. Основная идея состоит в том, что на сцене почти все время темно, как в японском толчке. И в этой темноте происходит такое тихое, неспешное японское действие. Актеры плавно двигаются и говорят по-японски, а на них, сквозь них, через них, проецируются красивые световые картинки.
Основная проблема состоит в том, что надо же этот весь японский как-то переводить. Поэтому над сценой, как и положено, высвечиваются титры. А поскольку актеры ни на секунду не затыкаются, зрителю приходится все время смотреть наверх, на маленькие яркие буковки, и успеть воспринять и оценить мутно-расплывчатые образы, возникающие на сцене, представляется совершенно невозможным.

Таким образом спектакль оказывается абсолютно концептуальной постановкой, буквальной реализацией понятия «Lost in Translation». От чего публике, разумеется, нисколько ни легче. Впрочем, публика у нас тут не взыскательная, и все счастливы глубокомысленными сентенциями, вроде того, что «истинная красота проявляется только в полной темноте» или чего-то в этом роде. К тому же половину зала составляли японцы, которые не смотрели на титры, и видели настоящий спектакль.

Ну вот такая по-моему и вообще беда со всей этой дурацкой ориенталистикой. Мы все время вынуждены смотреть куда-то не туда и фокусироваться на чем-то не на том, и ничего с этим нельзя поделать. А что касается Танидзаки, то я точно помню, что вывез этот двухтомник с собой в Америку. А сейчас смотрю на полки, и где он, Бог весть. Опять-таки у меня кажется еще был двухтомник Кавабаты. Или это с самого начала был Кавабата, а Танидзаки никакого и не было?

Уже не уверен, не помню, все забыл.
Subscribe

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment