Boris L (borisl) wrote,
Boris L
borisl

Categories:

Поначалу мне пришла в голову Эпиталама Хвостенко. "Здесь овцы падают в окоп Поет Снегирь в полете Из птички выросший укроп Молитвой в миномете". В первую очередь это конечно из-за грациозного юноши без всего, но в одной коротенькой юбочке, который все натягивает и натягивает тетиву своего гигантского лука, все куда - то целится и целится, что твой sguez  в белку. "Тебе ж увы скажу я нет Твой слишком лук натянут Могу играть с тобой в крокет..." Королевский крокет... Это я подумал про Алису... Часть сцены была выстлана бальным паркетом с шахматным узором. На этом паркете изголялось как минимум с десяток герцогинь. А в дальнем углу бального зала в кресле сидела Алиса в школьной форме и бубнила в микрофон довольно однообразный текст, который на русский язык переводился примерно как "Чайка, Чайка, я космонавт Биллелятдинов..." Только Алису звали почему-то Агнессой. Еще я запомнил: двое одетых офисными клерками танцевали что-то вроде усложненного твиста. Потом один отрезал себе ногу огромными ножницами. А дамы в коричневых пышных бальных платьях и кавалеры в длинных сюртуках изображали мазурки и па де де в безукоризненно академическом стиле, но раза в два быстрее, чем принято, как бы в режиме фаст форвард. Еще была монументальная тетя с золотой клеткой на голове. В эту клетку участники действа втыкали золотые стрелы, а тетя кричала от боли. Вообще, количество удлиненных заостренных предметов зашкаливало. В них дули, их просовывали, запихивали, втыкали, вставляли, а к чему, почему, что хотели сказать , я не понял. Была впрочем еще быстро разворачивающаяся картина средневекового замка на холсте и один прелестный черный параллелепипед. Его таскали туда-сюда,а перед самым антрактом одна из участниц ненароком оставила на нем свое роскошное платье. А антракт пришелся на такое время суток, когла уже почти темно - огни зажглись, но еще не все, и темно не совсем, и один вид из окна Rosе Theatre на площадь Колумба и уходящий вниз Бродвей стоит того, чтобы купить туда билеты на все что угодно...

Мне всегда казалось, что классический балет, как жанр, представляет из себя какую-то странность. В самом деле танец вещь довольно практическая, и тысячи и тысячи лет служил сугубо физиологическим целям: это набор движений производимых в определенном ритме ради достижения организмом некоего психофизиологического состояния, выражающего его, организма, готовность к сексу или отправлению религиозного культа. Активное использование танца во второй половине двадцатого столетия в соревновательных целях (фигурное катание, бесконечные телеконкурсы) является чистой сублимацией, и ничем не отличается от большого спорта. А в том что люди сидят в креслах и наблюдают как другие люди на сцене совершают сложнейшие пируэты без малейшей возможности и желания вовлечь зрителя в процесс, я ощущаю некоторый когнитивный диссонанс. "В имперский мягкий плюш Мы втискиваем зад И крылышкуя скорописью ляжек Красавица, с которую не ляжешь Одним прыжком выпархивает в сад..." И нам интересно это четверостишие не элегантной отсылкой к цветущему модерну, а выражением скрытого авторского разочарования: если не ляжешь, то зачем тогда? Второе отделение представляло собой самостоятельный балет под названием "In the Middle, Somewhat Elevated" в честь висящих ровно посредине над голой сценой двух позолоченных вишенок. Артисты в аквамариновых трико совершали безукоризненно выверенные и отменно красивые движения. Если бы у этого балета было либретто, им бы вполне мог оказаться учебник "Геометрия" Колмогорова за восьмой класс: "Аксиома 1: Существует хотя бы одна прямая и хотя бы одна точка на этой прямой". Чувство, которое вызывало или призвано было вызывать второе отделение, я бы назвал академическим восторгом. И то что оно разделяло первое и третье придавало всей конструкции общий смысл.

А в третем отделении на сцене явилось 40 школьниц. Синие плессированые юбочки до колен. Галстучки. Белые рубашечки. Белые носочки. Да что там... Мощный потенциал английской школьной формы давно раскрыт, усилиями японской порноиндустрии. Чего увы пока нельзя сказать о глухих коричневых платьях и черных передниках чопорного моего отечества. Я отвлекся... А школьницы окружают маленькую фигурку распростертую на полу. На голове у фигурки круглая золоченая остроконечная шапочка. Из груди торчит длинная золотая стрела. Нет, пожалуйста, постойте еще немного, не двигайтесь, это так прекрасно... Но они уже завертели вокруг тела похабную сатанинскую пляску. Разлетаются юбочки, мелькают белоснежные трусики, дух захватывает как весело и страшно, а вдруг раз, все оказались в одном углу сцены и свели руки в круг над головой нимбообразно и так застыли. Тишина.... И тут этот дурацкий пьерро - святой - себастьян берет и воскресает, встает, вытаскивает из себя золотую стрелу и давай плясать с девчонками. А три девчонки встали позади сцены как бы к микрофону и создают, раскачиваясь, лирическое сопровождение. А чего остальные творят. А этот, который был пронзен, он у них теперь самый главный. Он достал такую золоченую штучку, которая изо рта выдувается в виде маленького членика, у нас такие на первомайских демонстрациях по рублю продавали, и давай ей девчат пугать. Все испугались, одна нет. Он ей члеником, она на него сиськами, а он опять члеником и тут фигак, занавес. Когда на поклон выходили, оказалось половина школьниц - дяденьки. А другая половина - нормально, тетеньки. Вся труппа на самом деле танцевала.

За последний год я точно ничего лучше не видел. А может и больше...
Tags: театр
Subscribe

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…

Comments for this post were disabled by the author