Boris L (borisl) wrote,
Boris L
borisl

La Pasion segun San Marcos

Ощущение, как будто оказался свидетелем чего-то очень важного. Как будто постоял в центре какого-то силового поля, которое будет определять культурную конфигурацию на много лет вперед. Про Освальдо Голихова и его Страсти по св. Марку стоит записать.

Три хора - справа, слева и сверху. Человек по двадцать в каждом. Хористы одеты в костюмы, напоминающие солдатское белье времен Первой Мировой. Белое с фиолетовым. На головах у женщин кругло повязанные фиолетовые платки. Хоры перемещаются со сцены, меняются местами, уходят, приходят, составляют некие процессии. В центре оркестр. Скрипки, басы, большой аккордеон, здоровые мужики при африканских барабанах. Дирижер с неприлично выразительной лысиной штопором ввинчивающейся в зал. Ноги ниже колен вросли в пол, как будто гвоздями прибиты, а все остальное тело в непрерывном каком-то экстатическом полете. То ли он ведет этот оркестр, то ли самого его ведет, раскручивает, уносит... Впрочем, дирижера в нормальном смысле у этого действа и не может быть.

На просцениум выходят солисты по-одному и группами. Солисты: типа базарных сказителей с протяжно скрипучими голосами в диапазоне от круглолицего негра недоуменно разводящего руками после каждой выпетой фразы, серьезной толстой черной тетеньки в очках, солидно толкующей, заботливо токуещей и кивающей в такт, до истерического североафриканца в белой шапочке, кричащего как большая суетливая противная птица. Еще две певицы в длинных белых платьях. Одна маленького роста, худенькая, с очень низким голосом похожа на ангела, поющего фламенко. У ней еще были две такие арии... Одна начиналась так: "Аба-Аба-Аба...". А другая так: "ЭлоИ-ЭлоИ-ЭлоИ..." Понятно про что, да? Другая высокая и оперная. Она и поет оперным голосом оперную арию от лица св. Петра на стихи галлицийской поэтессы Розали де Кастро: "Ой ты бесцветная луна, что ж ты смотришь на меня..." (перевод мой с английского перевода простите).

Цвет: однородно насыщенный яркий - ярко желтый, ярко синий, ярко красный. Звук: в основном голоса и барабаны. Остальные инструменты тянутся вслед. Музыка: ну не знаю я. Нечеловеческая... Я не знаю как писать про музыку. Там она казалось гениальной. И в тоже время я не знаю, можно ли отделить ее от того, что происходит на сцене. Потому что все это вместе оно все вместе. И через пять минут после начала перестаешь думать о том, как эта штука устроена. А как посол св. благоверного кн. Владимира на богослужении в св. Софии - где ты там, на земле, на небе ли - хрен поймешь. Она работает. Думаешь потом.

Итак: Страсти по Марку, созданы человеком христианству абсолютно постороннему. Голихов: "Я всегда знал что св. Марк для евреев безопасен. И еще я знал, что св. Иоанн для евреев ужасен." И вот еще: "...если ты еврейский ребенок, который растет в официально Католической стране, и все твои друзья ходят к Мессе,тебе хочется понять... По счастью, то что я композитор, дало мне такую возможность."

Вот картинка Брейгеля "Детские Игры". Она очень страшная, потому что это одна из самых посторонних картинок на свете. Она сделана как бы кем-то, для кого как понятие ребенка, так и понятие игры это, что-то совершенно чужое, параллельное. Он одновременно знает что есть такие существа - дети, и что есть такое занятие - игра, но в то же время ни то, ни другое, ни о чем ему не говорит.То что делают эти дети для них самих полно смысла, но для нас, оно страшно и непонятно. Вот они, смотрите:




Голихов двигается от этого максимального отчуждения. Он как бы входит внутрь картинки,оживляет ее, придает ей смысл, гармонизирует ее. Становится ли его св. Марк христианским произведением. Вряд ли. До он и не претендует. "Я решил, что в этих Страстях голос Иисуса будет в основном воспроизводить хор, потому что для меня Иисус это воплощение коллективной души народа." Ну, или иными словами эти самые игры, в которые играют дети. Их правила. Их разгадка. Иисус кстати появится на сцене, красивый, голый, в фиолетовой набедренной повязке с лицом Че Гевары, а кого же еще. И окажется всего лишь одним из элементов этой пестрой игры. И когда он вместе в другими исполнителями будет грациозно раскланиваться под зрительские аплодисменты, это даже не будет выглядеть кощунством.

Был ли во всем этом представлении элемент попсы? Игры на зрителя. Драматизации. Черт его знает. Был наверное. Когда все кончилось, дочка сказал мне, что это, конечно, было здорово, но "Jesus Christ - Super Star" ей все равно нравится больше. И мне трудно было возражать. Все равно, от этого сравнения никуда не деться. С другой стороны, очевидно, что по дороге от Баха к Лойд-Вебберу искусство теряет как минимум одно измерение. И что Голихов попытался проделать этот путь, его, измерение, сохранив. Я обожаю Лойд-Вебера и в повседневной жизни предпочитаю его Баху. Но на всякий случай, не забываю про измерение.

А в чем оно в конце-концов состоит? Наверное, хотя это и недоказуемо, дело все-таки не в том, что Бах сложнее, а в том что он укоренен в чем это подлинном. Назовем это для простоты традицией, хотя тут больше. Впрочем, у меня есть еще одно соображение. Мне кажется, что со временем произведение искусства становится похоже на тех, кто его любит. И в этом смысле - куда деваться - Бах рулит. Посмотрим, какая судьба ожидает Голихова.
Subscribe

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…

Comments for this post were disabled by the author