Boris L (borisl) wrote,
Boris L
borisl

Хорошо, что я тогда жил так близко от родительского дома. Я добежал минут за пять. Сестра открыла очень бледная и злая от страха. Испугаешься тут, если тебе двенадцать лет, и ты одна дома, мать на работе, и до нее не дозвониться, а отец вообще куда-то уехал.

Дверь в туалет была открыта. Дед наверное отпер ее и попытался встать, но не смог. Он сидел на унитазе, слегка завалившись набок, в спущенных пижамных штанах, смотрел на меня и улыбался. Я некоторое время стоял перед ним, соображая, что делать. Тогда он протянул ко мне руку и попытался что-то сказать, но не смог. Взгляд у него был веселый и немножко виноватый.

Я взял его подмышками и попытался приподнять. Он был довольно тяжелым. Когда мне это наконец удалось, я увидел, что унитаз наполнен густой темнокрасной жидкостью. Я выволок его из туалета и потащил через маленький коридорчик к дивану в гостиной. Он не сопротивлялся , но и не помогал мне. Было такое впечатление, что ему не так было и важно, что я с ним делаю, а гораздо важнее что-то мне сообщить. Он напряженно шевелил губами, но звук не получался.

Когда я наконец положил его на диван, он еще больше оживился и стал как-то странно очень быстро крутить перед собой руками, как будто перебирал педали какого-то ручного велосипеда. Потом вдруг остановился, протянул ко мне сложенную щепотью ладонь и задвигал пальцами, словно подманивая цыпленка и наконец произнес: «Место…» «Что?» - не понял я. «Место, место…» повторил он, махнул рукой и хихикнул.

Потом он опять начал крутить руками перед собой все быстрее и быстрее, а потом опустил руки на живот, его взгляд помутнел, и он затих. Он еще несколько раз вздрагивал всем телом, но через несколько минут перестал совсем, Я подумал, что оказывается, это не так страшно, как я себе представлял, и набрал телефон скорой.

Дальше я сидел около него и ждал скорую. Просто так мне сидеть было скучно, и я открыл лежащий рядом на журнальном столике «Новый Мир» с новым романом «Альтист Данилов» и стал читать. Роман мне показался совершенно идиотским. Я и до сих пор придерживаюсь того же мнения.

Я знал, что сестра в соседней комнате, но я решил до приезда скорой к ней не ходить. Как-то не хотелось оставлять деда.

Скорая приехала минут через сорок. Я с порога сказал им, что они уже сильно опоздали. Фельдшер остался в дверях, а врач, пожилой усталый дядька, подошел к деду, посмотрел на него, а потом подозрительно спросил меня, как это я догадался, что он уже умер. Я сказал, что по-моему это очевидно. Он недоверчиво попросил меня рассказать, что произошло. Я рассказал. Он поцокал языком, выписал какую-то справку, и они уехали.
Сестра сидела на полу в соседней комнате и читала «Трех Мушкетеров». Я сказал ей, что дед умер. Она кивнула и продолжила чтение. Я сел с ней рядом и уткнулся в альтиста. Прошло еще с полчаса. Мать все не приезжала.

Мы молчали. Я понимал, что нужно как-то обозначить происходящее. Я только понятия не имел, что сказать ребенку по этому поводу, и все больше злился на себя, какой я дурак. В конце-концов, я запел:

Корнелий Шнапс идет по свету
Сжимая крюк в кармане брюк
Ведет его дорога в Лету
Кругом цветет сплошной Цурюк

Пою я редко, неправильно и громко. Сестра оторвалась от трех мушкетеров, посмотрела на меня с веселым удивлением и подхватила второй куплет:

Корнелий мелодично свище
Гармоний старых и простых
Он от добра добра не ищет
Вот и конец пути бултых.

Когда я рассказал матери про «место», она понимающе кивнула головой. «Ты что, знаешь про что он?» - удивился я. «Конечно» сказала мать. «Он волновался, что не получит места на кладбище, и его отправят в крематорий. «Надо же…» сказал я. «Ну Слава Богу все как-то обошлось…»
Subscribe

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…

Comments for this post were disabled by the author