November 29th, 2011

Анна Каренина

Соловьев это какой-то поразительный человеческий феномен.Такое впечатление, что у него в голове какие-то гайки недокручены. Причем, не случайные какие-нибудь гаечки, а очень важные такие себе гайки, которые по идее должны держать несущие конструкции. Без них крыша ну никак не может не съехать. А она у него набекрень, но держится. И в этом "набекрень, но держится", его наверное главное обаяние. Меня когда-то абсолютно поразила сцена крещения в "Черной Розе..." Когда после всего этого обаятельного двухчасового стеба и безобразия, батюшка показывает персонажам фотографии Святой Земли и картинки в мормонском стиле на диапроекторе. До меня вдруг дошло, что это уже не стеб, это он на самом деле. И стало так неудобно, как будто случайно попал на собрание анонимных алкоголиков, а там Митьки выступают.

"Анна Каренина" снята в жанре советского водевиля. "Соломенная Шляпка" сразу приходит в голову, "Собака на Сене", "Бенефис Гурченко" ,"Лев Гурыч Синичкин" какой-нибудь... И он берет этот устаревшую, бутафорскую, легкомысленную форму и пытается высказать что-то очень сокровенное, интимное: "Я Каренин, братцы! Каренин - я!" Смотришь, как подсматриваешь. Неловко. Ну вот же и "100 Дней После Детства" , первый и самый лучший его фильм снят в той же стилистике. Он на самом деле умненький талантливый подросток, которому ужасно хочется сказать взрослым какую-то свою подростковую глупость, но стесняется, боится, что засмеют. И поэтому он дурачится, хулиганит, маскируется под взрослого. И вот этот процесс маскировки, это наверное самое стоящее, что в нем есть.