November 15th, 2009

(no subject)

Вот тут и тут я спрашивал про очевидно ненормальное отношение к детям, возникшее не так давно, практически в последние двадцать лет. Откуда взялся параноидальный страх за ребенка, почему ребенок постоянно видится потенциальной жертвой, а окружающий его мир переполнился кровавыми хищниками, охотниками на невинных чад? Каким образом педофильская тема стала настолько актуальной? Почему мир вобще так зациклился на теме детского насилия?

Добрый человек krace прислал мне ссылку на вот эту замечательную в своем роде работу. Никогда я до сих пор не слышал про Ллойда Демоза. А оказалось, он отвечает на мои вопросы и не совсем так, как я раньше думал. Книга эта является рассказом о том как как независимо от эпох, географии и культур, которые все перемешаны в одну кучу, люди постоянно убивали и насиловали собственных детей, растлевали их, мучили, измывались над ними. В сущности цель книги доказать, что всегда и всюду ребенок находился под страшной угрозой. Что отношение взрослого к ребенку - это в принципе отношение хищника к жертве. Ну то есть мы на самом деле вообще такие. Мы все заточены на то, чтобы жрать своих, а в особенности, чужих детей. Поэтому, за нами, взрослыми, нужен глаз, да глаз.

Демоз объясняет эту ситуацию с точки зрения классического психоанализа. Он выделяет три возможных вида взаимодействия взрослого с ребенком: проективная реакция (ребенок - сосуд для проекций взрослого); возвратная реакция (ребенок как заместитель значимой фигуры из детства самого взрослого) и сопереживание (стремление удовлетворить потребности ребенка). Случаев сопереживания он в истории не находит, а о первых двух видах взаимодействия пишет: Проективная реакция, конечно, известна психоаналитикам под рядом терминов, от проекции до проективной идентификации, а более конкретно - навязчивой формы эмоционального опорожнения на других. Психоаналитикам, например, хорошо знаком тип, используемый пациентами в качестве «сливной ямы» для своих обильных проекций. ...Возвратная же реакция известна исследователям родителей, избивающих своих детей. ... Неспособность ребенка в качестве родительской фигуры дать ожидаемую от него любовь всегда вызывает наказание.

Хорошо сводить многообразие человеческих отношений к трем базовым реакциям. Психоанализ, как и вообще любое сектантское полурелигиозное движение является некоторым серьезным упрощением. Но главная беда в том, что практическое применение такого учения неизбежно ведет к его дальнейшему упрощению, то есть, в сущности, к упрощению упрощения. А предельное упрощение всегда требует действия. На смену психоаналитикам приходят психотерапевты. Книга Демоза является неплохой иллюстрацией к переходу учения из одной стадии в другую. Являясь с одной стороны небезинтересной исторической работой, она с другой стороны представляет из себя типичное руководство по запугиванию.

Мне кажется, что именно психотерапия дает толчок к раскручиванию всеобщих страхов и постоянной родительской истерики. Психотерапия, как доминирующее занятие для немолодых одиноких девушек трудной судьбы возникло, насколько я понимаю, не так давно. Психотерапевты отличаются от психоаналитиков примерно как партийные функционеры тридцатых годов отличались от ранних марксистов. Классиков в силу ограниченности способностей и недостатка образования они не читают. Тем не менее, являясь по сути идеологическими работниками, они пытаются объяснить миру его устройство, путем внедрение в умы нескольких простых, легко-понимаемых конструкций. Одной из необходимых частей этого мира является образ невидимого врага. В сущности, мне кажется, что невидимый враг необходим практически любому сообществу, для того чтобы держать его в тонусе и создавать у его членов иллюзию солидарности. Для разнообразия, врагов может быть множество, но всегда желателен один доминирующий.

Нетрудно заметить, что в современном мире педофилы играют примерно ту же роль, которую в средневековом сознании исполнял еврей. Но педофил является лишь частным случаем хищника, постоянно угрожающего вашему ребенку. Тут я не могу удержаться, чтобы не привезти цитату из Демоза, которая не говорит про педофилов (книжка вообще не про это), но зато передает общее отношение к миру, в котором ребенок является по-преимуществу жертвой, постоянно нуждающейся в защите от хищников. Вот как там описан невинный в сущности религиозный обряд: Возвратную реакцию можно наблюдать в одном из вариантов ритуала обрезания, головка пениса выступает здесь в роли соска груди. Пенис младенца трут до тех пор, пока не возникает эрекция, тогда крайняя плоть рассекается ногтем мохеля или ножом, а затем рвется вокруг головки. После этого мохель отсасывает из-под головки кровь. Делается это по той же причине, которая заставляла всех целовать пенис маленького Людовика: ведь пенис, а особенно его головка - это вновь обретенный сосок материнской груди, а кровь - ее молоко.

Как удивительно похоже на рассказы о жертвоприношениях христианских младенцов. И в тоже время сколько сюда еще втиснуто: и психоаналитическая феня, и псевдоисторические сплетни и дурной сексуальный интерес, заставляющий усомниться в невинности самого автора в вопросах сексуальных отношений с малолетними. Таков и весь текст, просто это цитата как-то особенно показательна. Я не хочу сказать, что книги Демоза и ему подобных как-то серьезно повлияли на нынешний климат. Просто Демоз его очень отражают. И косвенно указывает на главных агентов перемен. В свою время писатель Белов жаловался на то что "сексологи пошли по Руси". Я я с уверенностью говорю: психотерапевты - вот главное зло.