November 2nd, 2009

(no subject)

Что на самом деле изменилось в мире. Почему вдруг за детей так стало страшно? Что им такое угрожает, чего не было раньше?
Может быть, просто все дело в тотальной инфантилизации. Быть ребенком прежде всего-очень очень страшно.
Процесс взросления это в огромной степени процесс освобождения от детского иррационального ужаса.
И вот мы выросли, а ужас этот никуда не делись. На самом деле мы по-прежнему до обморока боимся черной руки и гроба на колесиках.
Только не хотим сами себе отдать в этом отчет. И переносим эти страхи с себя на своих детей.
И вот уже педофил прячется за каждым телеграфным столбом.

(no subject)

Что на самом деле изменилось в мире. Почему вдруг за детей так стало страшно? Что им такое угрожает, чего не было раньше?
Может быть, просто все дело в тотальной инфантилизации. Быть ребенком прежде всего-очень очень страшно.
Процесс взросления это в огромной степени процесс освобождения от детского иррационального ужаса.
И вот мы выросли, а ужас этот никуда не делись. На самом деле мы по-прежнему до обморока боимся черной руки и гроба на колесиках.
Только не хотим сами себе отдать в этом отчет. И переносим эти страхи с себя на своих детей.
И вот уже педофил прячется за каждым телеграфным столбом.