June 12th, 2009

Кошка - Собака (Еще раз про любовь...)

- Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да (Пауза) - Я не могу объяснить. Я все понимаю, я ничего не могу объяснить. Как собака. Кошка-собака. (Пауза) Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да. Тебе попадет, что ты не вернулась? - О какой чепухе мы сейчас говорим? Разве сейчас об этом надо говорить? (Пауза ) Я люблю тебя. (Пауза) Я тебя люблю. А ты меня любишь?

Интересно было бы составить такой сборник первых постельных сцен из разных национальных кинематографов. Первых по времени. Ведь в каждом кино, итальянском, испанском, американском, французском, индийском должно было это случиться в первый раз, когда на экране показали мужчину и женщину, лежащих в постели, которые пусть даже не делают это, все-таки самая первая постельная сцена , а либо вот-вот собираются это сделать, либо только что сделали. Мне кажется, что когда в стране в первый раз выходит фильм, где это показывают, это как бы по значимости как будто оно в первый раз. Для всей страны. Интересно. Ведь у всех наверное по-разному.

Это, кстати, в "Еще раз про любовь..." тоже показано, но символически, в виде ярко светящегося на фоне ночного московского неба здания Университета на Ленгорах. А дальше Доронина и Лазарев лежат в постели, по-видимому голые, хотя ничего, конечно, не видно. И вот этот ужасный текст. Когда смотришь эту сцену в первый раз, немножко неловко. В первый раз все-таки... А от навязчивого ее вопрошания хочется убежать, спрятаться. Ну правда, чего она его так. Чего она меня так?

Почти черный экран. Острый профиль Лазарева. Усталый настороженный взгляд. И ее алебастрово бледное лицо с горящими глазами хищной кошки. "Я тебя люблю. А ты меня любишь?" Удивительный голос. Одновременной очень низкий и очень высокий. И эта потрясающая способность декламировать даже шепотом. Настолько убедительно, что даже веришь, что так бывает. Все таки очень хочется, чтобы эта дурацкая шарманка крутилась долго-долго: "Я тебя люблю. А ты меня любишь?"

Вот так:
Collapse )

Кошка - Собака (Еще раз про любовь...)

- Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да (Пауза) - Я не могу объяснить. Я все понимаю, я ничего не могу объяснить. Как собака. Кошка-собака. (Пауза) Я люблю тебя. Я тебя люблю. А ты меня любишь? - Да. Тебе попадет, что ты не вернулась? - О какой чепухе мы сейчас говорим? Разве сейчас об этом надо говорить? (Пауза ) Я люблю тебя. (Пауза) Я тебя люблю. А ты меня любишь?

Интересно было бы составить такой сборник первых постельных сцен из разных национальных кинематографов. Первых по времени. Ведь в каждом кино, итальянском, испанском, американском, французском, индийском должно было это случиться в первый раз, когда на экране показали мужчину и женщину, лежащих в постели, которые пусть даже не делают это, все-таки самая первая постельная сцена , а либо вот-вот собираются это сделать, либо только что сделали. Мне кажется, что когда в стране в первый раз выходит фильм, где это показывают, это как бы по значимости как будто оно в первый раз. Для всей страны. Интересно. Ведь у всех наверное по-разному.

Это, кстати, в "Еще раз про любовь..." тоже показано, но символически, в виде ярко светящегося на фоне ночного московского неба здания Университета на Ленгорах. А дальше Доронина и Лазарев лежат в постели, по-видимому голые, хотя ничего, конечно, не видно. И вот этот ужасный текст. Когда смотришь эту сцену в первый раз, немножко неловко. В первый раз все-таки... А от навязчивого ее вопрошания хочется убежать, спрятаться. Ну правда, чего она его так. Чего она меня так?

Почти черный экран. Острый профиль Лазарева. Усталый настороженный взгляд. И ее алебастрово бледное лицо с горящими глазами хищной кошки. "Я тебя люблю. А ты меня любишь?" Удивительный голос. Одновременной очень низкий и очень высокий. И эта потрясающая способность декламировать даже шепотом. Настолько убедительно, что даже веришь, что так бывает. Все таки очень хочется, чтобы эта дурацкая шарманка крутилась долго-долго: "Я тебя люблю. А ты меня любишь?"

Вот так:
Collapse )