March 8th, 2009

(no subject)

Моя электричка останавливается в Хобокене в нескольких десятках метрах от парома. Там, по дороге к парому, сразу где кончается перон, стоит большой помойный ящик. Я никогда не могу удержаться. Каждый раз останавливаюсь и начинаю жадно в нем копаться. Впрочем, я такой не один. Чаще всего в этой помойке уже роется несколько человек. Со стороны это выглядит странно: несколько прилично одетых злобно пыхтящих над мусорником мужчин. Мы все ищем свежие номера Нью-Йорк Таймса или на худой конец Уолл Стрит Джернала, которые туда выбрасывают проходящие мимо пассажиры, уже успевшие прочитать газету в электричке. Иногда кто-нибудь из них издалека забрасывает газету в ящик и приостанавливается, чтобы посмотреть, как мы будем злобно друг друга отпихивать и кто победит. Я не знаю, что заставляет других рыться в помойке, вряд ли жадность: номер стоит полтора доллара, а подписка совсем какие-то копейки. Наверное у каждого есть свои причины. Лично у меня это отсутствие силы воли. Я могу заставить себя не купить газету на станции отправления, чтобы не отравлять себе голову этой дрянью в поезде, но заставить себя не залезть в ящик уже не могу. Так что если мне сопутствует удача, и мне удается выловить газету, я читаю ее пока паром огибает Манхэттэн.

Вот так два дня назад я увидел фотографию доктора Мазолтов Боруховой и немедленно влюбился и в ее имя (какой Пинчон мог такое придумать?) и в нее саму. Вот она какая: Collapse )

(no subject)

Моя электричка останавливается в Хобокене в нескольких десятках метрах от парома. Там, по дороге к парому, сразу где кончается перон, стоит большой помойный ящик. Я никогда не могу удержаться. Каждый раз останавливаюсь и начинаю жадно в нем копаться. Впрочем, я такой не один. Чаще всего в этой помойке уже роется несколько человек. Со стороны это выглядит странно: несколько прилично одетых злобно пыхтящих над мусорником мужчин. Мы все ищем свежие номера Нью-Йорк Таймса или на худой конец Уолл Стрит Джернала, которые туда выбрасывают проходящие мимо пассажиры, уже успевшие прочитать газету в электричке. Иногда кто-нибудь из них издалека забрасывает газету в ящик и приостанавливается, чтобы посмотреть, как мы будем злобно друг друга отпихивать и кто победит. Я не знаю, что заставляет других рыться в помойке, вряд ли жадность: номер стоит полтора доллара, а подписка совсем какие-то копейки. Наверное у каждого есть свои причины. Лично у меня это отсутствие силы воли. Я могу заставить себя не купить газету на станции отправления, чтобы не отравлять себе голову этой дрянью в поезде, но заставить себя не залезть в ящик уже не могу. Так что если мне сопутствует удача, и мне удается выловить газету, я читаю ее пока паром огибает Манхэттэн.

Вот так два дня назад я увидел фотографию доктора Мазолтов Боруховой и немедленно влюбился и в ее имя (какой Пинчон мог такое придумать?) и в нее саму. Вот она какая: Collapse )