November 15th, 2008

(no subject)

Так удачно получилось, что мы с Сашей Ахатовым, два самых маленьких мальчика в нашем классе, жили в одном доме: я на пятом этаже, он на одиннадцатом. В то время в школе учеников очень любили выстраивать в одну линейку. Я вообще вспоминаю начальные классы, как череду бесконечных построений: какие-то октябрятские массовки, смотры строя и песни, просто уроки физкультуры — все по росту. По-моему, нас даже в столовую и на прогулку выстраивали по росту, и мы с Сашей всегда в самом конце, ниже всех девочек. А поскольку мы с ним были ну абсолютно одинаковые, учителя никак не могли определить, кого же из нас поставить последним. Нас все время ставили спинами друг к другу и сравнивали. Мы прижимались затылками и лопатками и замирали. Нам на самом деле очень нравилось так стоять. А учителя смотрели на нас с умилением и говорили: «Ну, надо же! Такие малюсенькие и совершенно одинаковые! Так просто не бывает!» А мы про себя гордились, что мы с ним такие феномены.

У Саши было маленькое хитрое личико, узенькие татарские глазки и подвижный, как будто все время принюхивающийся к чему-то носик. Когда мы встречались, мы бежали навстречу друг другу с громким тявканьем: «Ав! Ав! Ав!» до тех пор, пока мы не оказывались настолько близко, что соприкасались кончиками носов. Тогда мы начинали нежно ими тереться. При этом мы верещали, как хомячки: «уик-уик-уик...» Такой у нас с ним был приветственный ритуал. Collapse )

(no subject)

Так удачно получилось, что мы с Сашей Ахатовым, два самых маленьких мальчика в нашем классе, жили в одном доме: я на пятом этаже, он на одиннадцатом. В то время в школе учеников очень любили выстраивать в одну линейку. Я вообще вспоминаю начальные классы, как череду бесконечных построений: какие-то октябрятские массовки, смотры строя и песни, просто уроки физкультуры — все по росту. По-моему, нас даже в столовую и на прогулку выстраивали по росту, и мы с Сашей всегда в самом конце, ниже всех девочек. А поскольку мы с ним были ну абсолютно одинаковые, учителя никак не могли определить, кого же из нас поставить последним. Нас все время ставили спинами друг к другу и сравнивали. Мы прижимались затылками и лопатками и замирали. Нам на самом деле очень нравилось так стоять. А учителя смотрели на нас с умилением и говорили: «Ну, надо же! Такие малюсенькие и совершенно одинаковые! Так просто не бывает!» А мы про себя гордились, что мы с ним такие феномены.

У Саши было маленькое хитрое личико, узенькие татарские глазки и подвижный, как будто все время принюхивающийся к чему-то носик. Когда мы встречались, мы бежали навстречу друг другу с громким тявканьем: «Ав! Ав! Ав!» до тех пор, пока мы не оказывались настолько близко, что соприкасались кончиками носов. Тогда мы начинали нежно ими тереться. При этом мы верещали, как хомячки: «уик-уик-уик...» Такой у нас с ним был приветственный ритуал. Collapse )