August 5th, 2007

(no subject)

Хорошо, что я тогда жил так близко от родительского дома. Я добежал минут за пять. Сестра открыла очень бледная и злая от страха. Испугаешься тут, если тебе двенадцать лет, и ты одна дома, мать на работе, и до нее не дозвониться, а отец вообще куда-то уехал.

Дверь в туалет была открыта. Дед наверное отпер ее и попытался встать, но не смог. Он сидел на унитазе, слегка завалившись набок, в спущенных пижамных штанах, смотрел на меня и улыбался. Я некоторое время стоял перед ним, соображая, что делать. Тогда он протянул ко мне руку и попытался что-то сказать, но не смог. Взгляд у него был веселый и немножко виноватый.
Collapse )

(no subject)

Хорошо, что я тогда жил так близко от родительского дома. Я добежал минут за пять. Сестра открыла очень бледная и злая от страха. Испугаешься тут, если тебе двенадцать лет, и ты одна дома, мать на работе, и до нее не дозвониться, а отец вообще куда-то уехал.

Дверь в туалет была открыта. Дед наверное отпер ее и попытался встать, но не смог. Он сидел на унитазе, слегка завалившись набок, в спущенных пижамных штанах, смотрел на меня и улыбался. Я некоторое время стоял перед ним, соображая, что делать. Тогда он протянул ко мне руку и попытался что-то сказать, но не смог. Взгляд у него был веселый и немножко виноватый.
Collapse )