Boris L (borisl) wrote,
Boris L
borisl

Коэн

Вот эти три ангелицы на сцене затягивают свое до невозможности приторно-сладкое "ла-ла-ла" , и появляется он, сухонький старый еврей в бутафорской шляпе, и как-то подозрительно легко встает на одно колено, и ты говоришь себе "господи до чего же ужасно театрально надо же иметь хоть какую то совесть", потому что ты уже внутренне приготовился и даже напряг мышцы живота в ожидании удара, и ты заранее знаешь, что это будет "dance mе to the end of love", ну и что, подумаешь, она не из самых твоих любимых, и он бьет ровно в тот самый момент когда ты этого ждешь, ну да что там бьет, это даже не удар, а просто какой-то толчок, и не снаружи, а откуда-то изнутри, и оказывается, что ты на самом деле совершенно не готов, и дальше ты будешь приходить в себя до самого конца концерта... Все три с половиной часа, с перерывом в 15 минут. Или тебе будет так казаться, что в себя. Черт его знает, как называется это место, куда тебя несет эта инерция первого толчка. Что-то торкнулось вот тут, и пошло цепляться одно за другое, одно за другое... Да нет, все это вздор, никакого того тебя в сущности нет. В конце-концов, ты все-равно выйдешь из зала в этот слишком холодный для мая вечер, где ядовито желтые такси, слепящая реклама и нужно забирать машину с паркинга... Он взял тебя на три часа, хитрожопый старый еврей. Все честно. На большее вы и не договаривались.

Или все таки обманул? Откуда у тебя это непроходящее ощущение двусмысленности, кривого зеркала, дурного двоения? Все начинается с появления. Нет с явления. Ты ведь его таким и ждал, да? Ну вот он и вышел, сгорбленный, в старомодном костюмчике, рубашка застегнутая на верхнюю пуговку, такие воротнички носят дедушки на Брайтоне, и шляпа еще эта комически-ортодоксальная... Минуточку, да он не вышел, он выпорхнул бабочкой, такой легкий... Вот он встал на одно колено и прижался щекой к микрофону, брюки, черт возьми, как сидят на нем эти брюки, а шляпа, да какая это на фиг шляпа, это же венецианская карнавальная маска, бывают такие, с клювом и узкими черными глазницами, и весь он диковинная, изысканная птица. Он допоет, снимет шляпу и смиренно прижмет к груди. Такие шляпы очень эффектно прижимать к груди. И пусть все увидят, его седые как лунь жиденькие волосики и тонкую морщинистую шею. Он улыбнется заячьей застенчивой аденоидальной улыбкой еврейского мальчика вундеркинда, а глаза его засветятся холодным победительным торжеством. "Господи, какой он красивый!" - подумаешь ты и начнешь хлопать как сумасшедший.

Чтобы почувствовать эту двойственность нужно обязательно увидеть, как он прижимает к груди шляпу. "I'm the little jew who wrote the Bible". Ни больше, ни меньше. После исполнения "The Future"' этот жест особенно хорош. Потому что если воспринимать все что в этой песенке сказано всерьез, хорошо сразу пойти и удавиться. Но под нее еще можно танцевать с девушкой. И внутри приятная щекотка, потому что все-таки страшненько. А в самой сердцевине песни, специально для цитирования: "love's the only engine of survival". Это кто говорит? Тот же маленький еврей, который увидел Чарли Мэнсона и написал Библию? Да Бог с вами... Маэстро раскланивается.

Он великий манипулятор. Нехитрые вариации нескольких мелодий , нежная женская подпевка, хрипловатый монотонный голос наполненный интимной агрессией, тексты, настолько простые и лаконичные, что понятны даже слабо знающему язык, две три яркие метафоры, все. В сущности, он - бард. Кспэшник. Производитель общего лирического переживания простыми средствами. Его слушатели - это такая особенная общность. Возьмемся за руки друзья! Мы ведь все ждем чуда, которое вот-вот... Ну, ей Богу... Нет там не совсем так, на самом деле... Это он ждет... А девушке объясняет: " Прости, бэби, я тут занят немножко... Но и ты меня пойми. У меня руки связаны. А вобщем-то, давай поженимся..."

А еще он - коэн. Потомок первосвященников. У него ведь правда выбора нет. Голос такой унаследовал. И он знает что на самом деле, а что нет. Или все-таки врет? Врет когда говорит что не врет. Не врет, когда говорит что врет. Ему совершенно не обязательно верить. Лично я люблю его за интонацию. Слова как правило врут, интонация почти никогда.

"Ну как же ты не можешь знать, кто такой Коэн?" - укоризненно сказал я одной восемнадцатилетней девочке. Девочка на секунду смутилась, потом залезла в свой блэкберри, и через секунду радостно воскликнула: " А, так я его знаю! Hallelujah-Guy!"
Tags: америка, театр
Subscribe

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…