Boris L (borisl) wrote,
Boris L
borisl

Category:

Два Кино

Я купила колбасу и в карман полОжила. Что-то эта колбаса меня растревожила.

Посмотрел за неделю сразу два русских кино, чего со мной давно не случалось. И почему-то испытал ощущение сильного внутреннего дискомфорта, который до сих пор не могу себе до конца объяснить. А что собственно случилось. Кажется, оно не имеет ко мне ни малейшего отношения. Или это и случилось?

Сначала я смотрел «Космос как предчувствие». Ну с ним вроде все приятно. Учитель режиссер не то чтобы вовсе бездарный, а вот какой-то такой – способный, что ли.

Что он там раньше снимал я не знаю, а я видел три его последних фильма. Это как бы путь художника в народ. Иллюстрация к спусканию (случайно получилось). И одновременно с этим происходит как бы усложнение авторской задачи. То есть он и туда и сюда, и для пипла и для фестивалей, но чем шире целевая аудитория, тем яснее видно, как снято все это на кривой коленке.

Вот «Дневник его жены» - очень милый салонный такой фильм, который несколько сотен читавших русскую классику зрителей посмотрели не без некоторого даже и удовольствия, хотя, впрочем, могли и не…

«Прогулка» была какой-то корявой попыткой снять такую образцовую отечественно-подростково-развлекательную Догму, хотя, конечно, сиськи Пеговой явились для меня некоторым открытием. Но это скорее всего в основном для меня, в силу моей удаленности от так сказать первоисточника. А так общее ощущение какой-то херни – масса экранной суеты, неубедительная история, невнятная игра. Короче чуваки стараются, а все у них все как-то не то. Не выходит.

Ну а Космос этот уже фильм не без эпического замаха. Аксеновский персонаж-супермен, забредший в лимоновский миф о Великой Эпохи, по сценарию Миндадзе, автора пафосного семидесятнического «Парада Планет». Вообще весь фильм глубоко семидесятнический и пафос его не про то какая у нас была великая эпоха, а про то, какое у нас было великое кино. На двадцать лет позже. То есть видимо, Учителю хотелось объяснить, откуда у этого кино ноги росли.

Сталкер, Иван Лапшин, полеты во сне и наяву, парад планет, пловец – все перемешано в одну кучу. Весь фильм из цитат, а что толку. Только все это как опознавательные метки для своих, не работают они не на фильм: ты сам то парень чего сказать хотел? Нет ответа.

А чтоб народу было понятно: «конек ты знаешь куда он меня поцеловал -ну - он меня туда поцеловал - он что с ума сошел» очень смешно, и в конце – Гагарин.

Мне то собственно чего – мало ли я муры видел, но у меня создалось ощущение, что у этого кино есть репутация, то есть, либо я перестал разбираться в репутациях, либо, что хуже, совсем перестал видеть хорошее, когда оно на языке родных осин. Ну, то есть, связь утратил. Бывает.


Впрочем, кино номер два меня смутило гораздо больше. «Мне Не Больно» Балабанова – как кино вообще что-то чудовищное, то есть Космос отдыхает. По сравнению с этим лубком, Брат-2 - яркое и правдивое описание жизни российской молодежи в 90-е годы. Нет. Вы не подумайте чего, я не то, что бы за реализм в искусстве и мне даже нравится Брат 2. Но если категорически не веришь в рамках заданного жанра, то это как правило не потому что художник так хочет, а потому что он не может.

Так вот, что касается Балабанова, он скорее всего не может, но главное, он на самом деле не хочет. То есть там есть какая-то шаблонная неаккуратно отснятая мелодрама, на которую просто противно смотреть. И если бы все этим и ограничилось, то и хрен бы с ним. Но фильм-то на самом деле очень странный. И какой-то агрессивно-тревожный.

Ну вот например, это фильм про трагические отношения Гари Потера и Ренаты Литвиновой. То есть там мальчик – это чистый русский Гари Потер а Рената Литвинова она и есть Рената Литвинова. И все это всерьез, на самом деле, без прикола. Почему-то мне от этого дурно, и слегка кружится голова. Интересно, один я такой нежный.

Или например День Десантника. Ну мы то с вами все знаем, какой он – День Десантника. Вот такой он – День Десантника. В фильме он претендует на самый светлый позитивный эпизод. Как встреча однополчан в Июльском Дожде. Если кто помнит – было такое замечательное кино.

И еще. Что там за мелодию весь фильм играют. Опять из семидесятых. Бони М или что-то в этом роде. Финальная сцена: пьянство на свежем воздухе, опять полеты во сне и наяву. Да нет, мне наверное померещилось. Но там же героиня такая светлая и чистая умирает от рака. И ей не больно. И ее не жалко. (А как вообще может быть жалко Ренату Литвинову). И никого не жалко. Почему мне так жалко себя? Потому что я эту дрянь посмотрел? Да ведь нет. Не только… Вобщем-то режиссер выполнил свою задачу… Может быть, так и надо?

Завтра будет ровно 15 лет как я улетел из Россию. Это же надо, кто бы мог подумать…
Subscribe

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • Abuse of Weakness

    На постели застеленной белым бельем лежит худая женщина средних лет. Она лежит на спине. Ее глаза закрыты, руки выпростаны поверх одеяла. Не открывая…

  • Служанки

    Я кажется ни на один спектакль не видел столько ужасных рецензий. ”The mess” (бардак) это еще самое доброе, что про него писали. Я был напуган. Я…

  • Linklater 'Boyhood'

    Странно, что раньше ничего подобного не делали. То есть в документальном кино делали, а в художественном не припомню. Фильм снимался 12 лет. В начале…